Маккаби (Хайфа) Маккаби (Тель Авив) Хапоель (Тель Авив) Маккаби (Петах Тиква) Бейтар (Иерусалим) Ирони (Кирьят Шмона) Бней Иегуда (Тель Авив) Бней Сахнин Хапоель (Хайфа) Хапоель (Беер Шева) СК Ашдод Хапоель (Ашкелон) Хапоель (Кфар Саба) Хапоель (Раанана) 
Алона Баркат

Плевки в колодец посреди пустыни

Израильский футбол / 01.03.2010 / Комментарии (10)

Борзость - плохое качество. При любом раскладе. Но оно хотя бы объяснимо, когда объект борзости в какой-то степени зависит от субъекта. В таких случаях хотя бы можно заменить слово "борзость" эвфемизмом "предъявление завышенных требований". Но борзость в отношении людей, которые ничем тебе не обязаны и, по большому счету, ничего тебе не должны, должна наказываться. И наказываться жестко. Ибо только сильный удар по сусалам поможет оборзевшему хаму понять, что он был неправ.

Борзость - плохое качество. При любом раскладе. Но оно хотя бы объяснимо, когда объект борзости в какой-то степени зависит от субъекта. В таких случаях хотя бы можно заменить слово "борзость" эвфемизмом "предъявление завышенных требований". Но борзость в отношении людей, которые ничем тебе не обязаны и, по большому счету, ничего тебе не должны, должна наказываться. И наказываться жестко. Ибо только сильный удар по сусалам поможет оборзевшему хаму понять, что он был неправ.

Мы зачастую "борзеем" в отношении "своей" команды. Снисходительно радуемся ее успехам, и в радости своей щедры. Иногда щедры настолько, что можем поносить своих кумиров на руках. Но при неудачах начинаем борзеть и требовать скальпы. Редко (что радует), но случается, что эти требования становятся не совсем образными. Спорить о подобной природе "боления" - дело неблагодарное. Ее, природу, надо принимать как факт. Другое дело, что даже в самые "критические" дни, не стоит терять связь с реальностью и помнить, что при всем нашем недовольстве происходящим, борзеть не стоит. Тренеры, футболисты и даже хозяева клубов - ничем от нас, болельщиков, не зависят и, по большому счету, ничем нам не обязаны. И на наши возмущенные требования к ним, а тем паче на попытки физического воздействия, могут совершенно спокойно послать нас куда подальше и уйти, бросив нам под ноги эмблему клуба. И наступит похмелье. И придется задавать себе страшный в своей жестокости вопрос - "за что боролись?"

Кажется, именно такое похмелье сегодня наступило у болельщиков беершевского "Хапоеля". Что собственно случилось? А случилось рядовое, вообщем-то, событие. Имеется клуб, переживший в прошлом свой "золотой век", а затем упадок. Болтавшийся какое-то время между "вышкой" и "Леумит" и, наконец, прочно осевший в первой лиге. Затем появилась женщина, бизнессвумен, которая взялась вернуть команде былую славу. Филантропка. Ибо наш футбол - занятие для филантропов, поскольку лишь участие в еврокубках может позволить доходам превысить расходы.

Так вот, взялась она за клуб, и ей таки удалось не только вернуть его в высшую лигу, но и позволить достаточно прилично выступать в первый же после возвращения сезон. Нестыдное для новичка место в середине таблицы - достаточно взглянуть на страдания таких же новичков, борющихся за выживание в последних строчках.

Казалось бы, радоваться надо налаживающейся жизни. Не тут то было. Достаточно многочисленные болельщики команды решили, что пришло время оборзеть. То ли моча давней славы ударила в голову, то ли решили они, что Алона Баркат, выведя "Хапоель" в "вышку", теперь обязана им, болельщикам, как минимум местом в Лиге Европы. Как бы то ни было, борзость накрыла стадион "Вассермиль".

Тренеру Гаю Азури проходилось выслушивать в свой адрес мат даже после побед, не говоря уже о поражениях. Борзоте было интересно, отчего не победили красиво? Отчего в команде нет коренных беершевцев? Отчего это мы, великие, до сих пор в середине таблицы, как какое-то чмо?

Последняя игра, когда кто-то из оборзевших попытался уже физически дотянутся до Азури, выезжавшего на машине после матча, стала последней каплей терпения тренера. Он подал в отставку, справедливо решив, что собственное здоровье и здоровье семьи важнее успехов серой провинциальной команды.

Однако насладиться упоением собственно силы (прогнали тренера) местной борзоте до конца не удалось. Терпение закончилось и у Алоны Баркат, которая сегодня собрала пресс-конференцию, где заявила, что оставит "Хапоель" по окончании сезона.

Борзость, как уже говорилось, должна наказываться. Жители города, находящегося в Негеве, название которого переводится, как "Семь колодцев" уже точно должны знать цену плевкам в колодец посреди пустыни. Теперь те, кто искренне считал, что г-жа Баркат "работает" на них и что она "обязана" вкладывать свои миллионы, причем так, как они ей укажут - могут утереться. Те, кто еще вчера упивался своей борзостью, завтра будут мечтать о подачке в пару сотен тысяч шекелей с тем, чтобы команда могла бы зацепиться за "Леумит". Думаю, что это будет правильно. Ибо тем, кто не в состоянии просто сказать "спасибо" тому, кто ради твоего удовольствия тратит свои деньги, самое место возле ... лиги "Алеф". Там борзеть будет несподручно.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
ПОСЛЕДНИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ЧЕМПИОНАТА ИЗРАИЛЯ
ТАБЛИЦЫ ЧЕМПИОНАТА
ПОСЛЕДНИЕ ОБЗОРЫ