Маккаби (Хайфа) Маккаби (Тель Авив) Хапоель (Тель Авив) Маккаби (Петах Тиква) Бейтар (Иерусалим) Ирони (Кирьят Шмона) Бней Иегуда (Тель Авив) Бней Сахнин Хапоель (Хайфа) Хапоель (Беер Шева) СК Ашдод Хапоель (Ашкелон) Хапоель (Кфар Саба) Хапоель (Раанана) 
Шнайдер и Герцикович

Еще он не сшит...

Израильский футбол / 10.12.2007 / Комментарии (0)

Бесконечный, как "Санта Барбара", израильский футбольный сериал под названием "Как Герцикович Маккаби продавал" давно стал любимой темой израильской спортивной журналистики. В условиях информационного голода на жаренные факты и сенсации, "виртуозы ротационных машин" с удовольствием аннонсируют и обсасывают каждую серию этой, признаемся честно, довольно таки нудной мыльной оперы. Очередным героем любовником, введенным в сюжет стал канадский бизнессмен-миллиардер украинского происхождения Александр Шнайдер, которого к алтарю к Герциковичу толкает патрон футбольного Маккаби (Тель Авив), совладелец одноименного баскетбольного клуба Дэвид Федерман

Кроме того, что Лони Герцикович и сам по себе невеста достаточно капризная, ему постоянно мешают путающиеся под ногами герои-любовники из предыдущих серий картины. Вот и сейчас - после первых громких заголовков крупным шрифтом о том, что достигнута договоренность о продаже клуба, вдруг выяснилось, что согласно контракту между Герциковичем и его гражданским мужем Рони Маной, с которым невеста, правда, давно расплевалась, именно Мане принадлежит право первой ночи.. то есть право первым претендовать на покупку клуба, если Лони решит его продавать.

Как говорил герой советского детектива, капитан Жеглов, "наказаний без вины не бывает. Ему надо было со своими женщинами вовремя разруливать, и оружие не бросать где попало". И он прав, Жеглов. Обиженный Мана, вложивший в свое время 22 миллиона шекелей и теперь требующий их назад, после того, как ему было отказано в обещанном, может теперь открывать шампанское.

Лони Герцикович, как мы уже отмечали - невеста капризная. Желание отдать достойному кандидату самое дорогое, что у нее есть, сочетается в ней способностью в самый последний момент, на вопрос священника, согласна ли она, ответить решительным нет. Кто только не стоял в очередь к алтарю - и Бернар Тапи, и Захи Рехив, и Филип Соломон (там, правда, вышла незадача с криминальным прошлым жениха), и Шон МакКейтен. Герциковича преследует маниакальный страх, что он может продешевить, согласившись на уже оговоренную цену. Он живет в каком то своей, придуманной в тиши девичьей спальни Швамбрании, в чемпионате которой тельавивский Маккаби - великий клуб, громящий всех и вся, и он, Лони, в свете прожекторов поглядывает со своей застенчивой улыбкой на толпу журналистов, тянущих к нему свои микрофоны и желающих получить ответ на один простой вопрос - трудно ли быть Богом?

Назначаемые им цены за свой клуб могли бы сделать честь любому середняку ведущей европейской лиги. Когда ему мягко указывают на некоторое несоответствие качества и цены, Лони обижается и надолго лишает журналистов права общения с собой. Со временем, правда, Лони соглашается уступить еще и еще немножко, но и тут никак не может решиться на продажу. Как Плюшкин хранит он в заросшем паутиной сундуке пожелтевшие обрывки былой славы клуба, которая пришлась, кстати, на то время, когда Герциковича в Маккаби еще не было

Почти двенадцать лет владения Лони клубом принесли одно выстраданное золото, выигранное у Маккаби (Хайфа) по числу побед. А апофеозом его пребывания на президентском посту стала угроза впервые в истории израильского футбола вылета в первую лигу, которая сегодня именуется лигой Леумит.

Куча потраченных денег, неумелое руководство, прессинг болельщиков и склоки в команде - и как результат - разбитое корыто, бывшее некогда великим клубом. И когда находится богатый принц, готовый взять эту золушку отечественного футбола в законные жены, девушка начинает швыряться золой и твердить что-то невнятное по поводу того, что она стоит дороже какого-то башмачка, пусть и из хрусталя.

Вообщем, анонс очередной серии таков: Александр Шнайдер выкладывает деньги на стол (65 миллионов шекелей, сумма весьма почтительная для сине-желтых), но, накрыв их рукой, ставит одно условие - до 21 декабря Герцикович должен "разобраться со своей женщиной" Рони Мана. То есть до 21 декабря (так и хочется дописать - "до момента, когда часы пробьют полночь") Мана должен отказаться от своего права на Маккаби. Иначе свадьбы не будет, и жених уедет в снежную Канаду, оставив Лони его разбитое корыто.

Как Герцикович собирается уговорить Ману? Сколько ему это будет стоить? И намерен ли он всерьез уговаривать бывшего партнера? Смотрите на экранах ваших мониторов. Запасайтесь попкорном. Любимый сериал продолжается.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
ПОСЛЕДНИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ЧЕМПИОНАТА ИЗРАИЛЯ
ТАБЛИЦЫ ЧЕМПИОНАТА
ПОСЛЕДНИЕ ОБЗОРЫ