Маккаби (Хайфа) Маккаби (Тель Авив) Хапоель (Тель Авив) Маккаби (Петах Тиква) Бейтар (Иерусалим) Ирони (Кирьят Шмона) Бней Иегуда (Тель Авив) Бней Сахнин Хапоель (Хайфа) Хапоель (Беер Шева) СК Ашдод Хапоель (Ашкелон) Хапоель (Кфар Саба) Хапоель (Раанана) 
Генеральный директор Бейтара Ицик Коренфайн

Неликвидный Бейтар

Янив Тухман, "Маарив" / 13.06.2011 / Комментарии (0)

Если бы генеральному директору Бейтара Ицику Коренфайну вздумалось бы написать книгу о том, как он пытался найти того, кто согласится купить столичный клуб, то получился бы неплохой бестселлер, который мигом бы разошелся на проходящей в эти дни в стране "Неделе книги". Если только перечислить все встречи Коренфайна с потенциальными покупателями, то получилась бы довольно толстая книга.

У нас товар, у вас купец

Почти сорок – именно с таким количеством людей встретился генеральный директор за последние пару лет, с того момента, когда Аркадий Гайдамак недвусмысленно дал понять, что Бейтар его больше не интересует, и что заниматься впредь он им не намерен. В прессу просочилась информация примерно о десяти процентах из этих переговоров, тогда как остальные 90% Коренфайну и его собеседникам удалось сохранить втайне и не допустить утечки.

Последним в этом списке стоит появившийся не так давно на бейтаровском горизонте бизнесмен Лиор Эдри. Сам Коренфайн не успел еще встретиться с ним лично, идут пока первые контакты между представителями сторон. "Сосватал" Эдри Бейтару давний шафер клуба и бывший его владелец Моше Дадаш, пообещавший приложить все усилия для того, чтобы на этот раз из этих переговоров что-то получилось.

Бизнесмены, которые приходили посмотреть на Бейтар и поинтересоваться ценой, делали это из разных побуждений. Одних уговаривал нынешний мэр города Нир Баркат. Другие поддавались "зазывалам" Коренфайна. Третьи приходили по собственной инициативе.

К чести гендиректора нужно сказать, что, в отличие от общепринятой практики среди агентов по продаже, он всегда демонстрировал товар целиком, не пытаясь умолчать о его проблемных сторонах. Даже в бюджетной комиссии федерации футбола отмечают, что вся документация Бейтара находится в полном порядке.

Так, например, на каждой встрече с клиентом Коренфайн сразу рассказывал о требовании налогового управления уплатить НДС, задолженность по которому составляет порядка 3.5 миллиона шекелей. Перспектива взыскания этого долга весьма туманна и вполне вероятно, что дело закончится его списанием. Однако Коренфайн не считал нужным утаивать его наличие. Откровенно говоря, проблема НДС актуальна для всех клубов. Если покопаться, то к любому из них можно предъявить схожие претензии по поводу контрактов за много лет.

Однако многих потенциальных покупателей этот долг, каким бы он ни был аморфным, пугал до такой степени, что они раздумывали вести дальнейшие переговоры.

Поиграл сам - передай другому

Можно, конечно, поиздеваться над столичным клубом, сказав, что такое добро даром никому не нужно. Однако будем справедливы – в том положении, в котором Бейтар находится последние годы, немногие команды смогли бы не только не сломаться и не исчезнуть с футбольной карты Израиля, но и находить в себе силы удерживаться на плаву. Представьте себе тот же хайфский Маккаби, от которого отказался Яаков Шахар. Сколько бизнесменов и миллионеров кинется, расталкивая друг друга локтями, купить освободившийся клуб?

За одиннадцать последних лет Бейтар достаточно "прошелся по рукам". От Моше Дадаша он перешел к Гаду Зееви. Затем им поочередно владели Меир Панижель, Сасон Шемтов, братья Меир и Шауль Леви. Пока его, наконец, не купил Аркадий Гайдамак. Можно в этом ряду упомянуть и странноватого американского бизнесмена бразильского происхождения Гуму Агияра, пожертвовавшего на команду 4 миллиона долларов в прошлом сезоне.

Как сказал легендарный многолетний управляющий делами Бейтара Авраам Леви, достойно уважения то, что, пройдя через столько рук, Бейтару удалось выжить и сохраниться. По его словам, не каждый клуб был бы способен на это в таких условиях.

И все же сегодня никак не удается найти нового хозяина столичной команде. Все бегут от Бейтара как черт от ладана. Почему нет никого, кто бы всерьез хотел бы взять под свое крыло бывшую еще не так давно именитую команду и построить в отношении нее далеко идущие планы?

В конце концов, речь идет об очень выгодной сделке. Когда-то Гайдамак заплатил 30 миллионов шекелей за право называться хозяином Бейтара. Сегодня он, кажется, готов сам приплатить миллион-другой тому, кто согласится забрать у него клуб. При условии, что у него серьезные намерения в отношении команды и долгосрочные планы несколько лет вперед.

Выселение за неуплату

Еще недавно Гайдамак хотел получить за клуб несколько миллионов. Сегодня единственное его условие – погашение долгов за прошлый сезон (порядка 4 миллионов шекелей) и обязательство выплатить долги самого Гайдамака нескольким истцам, много лет добивающимся своего через суды (что, в свою очередь, мешает продаже, поскольку часть имущества миллионера описано по суду).

Если сложить все вместе, то получим инвестицию порядка 2-3 миллионов долларов, из которых около $250,000 уйдут истцам Аркадия Гайдамака. Сумма, прямо говоря, смешная. В свое время Алекс Шнайдер купил Маккаби (Тель-Авив) у Лони Герциковича за 50 миллионов долларов. В десять раз дороже.

Помимо требований налоговиков заплатить НДС, у Бейтара есть еще одна немаленькая проблема, которая ляжет на плечи тех, кто его купит. Это нерешенный вопрос с тренировочным комплексом "Байт ва-Ган". Речь об огромном горбе на спине у клуба.

За все время пребывания у руля, Гайдамак вложил в Бейтар порядка 400 миллионов шекелей. Лишь малая часть этих денег ушла на содержание комплекса "Байт ва-Ган". Синтетический газон да новые помещения для руководства – вот и все инвестиции туда. Главная же проблема – земельная – так и не была решена. Дело в том, что у Бейтара нет собственности на этот участок, а значит фактически они там гости в чужом доме.

Компания "Наот Байт ва-Ган", владелец участка, ведет против Бейтара две затянувшиеся тяжбы. Первая связана с требованием о немедленном освобождении занимаемой территории. Вторая – о взыскании с Бейтара арендной платы, которую клуб не платил уже много месяцев.

Не так давно Меир Леви, в недавнем прошлом хозяин компании "Наот Байт ва-Ган", а сегодня один из ее совладельцев, в открытой форме заявил, что его желание – не видеть Бейтар на своем участке. "Мне надоело быть фраером", - его слова дословно. "Я несколько лет отдал Бейтару. Никто, включая Моше Дадаша, не вложил в него столько, сколько я. Сейчас же я хочу, чтобы он убрался отсюда. И даже если Земельное управление не даст мне разрешение на строительство на этой земле, я буду высаживать здесь петрушку. Главное, чтобы духа Бейтара не было рядом с Байт ва-Ганом".

Каждый, кто собирался купить Бейтар, слышал от Коренфайна об этой проблеме. Адвокаты клуба посоветовали гендиректору не платить за тренировочный комплекс, и Коренфайн следует этому совету. Возможно, с юридической точки зрения позиция Бейтара не такая уж проигрышная. Однако потенциальные инвесторы опасаются вкладывать в деньги в предприятие, к которому имеются незакрытые судебные иски. Да и кому нужна команда, у которой нет даже тренировочной базы?

Пока Аркадий Гайдамак исправно переводил все деньги, за аренду тренировочной базы выплачивалось порядка 7 миллионов шекелей в год. И теперь этот долг висит на клубе. Разумеется, если в Бейтаре появится серьезный инвестор, для него не составит проблемы его погасить (сумма, в конце концов, невысока на фоне общего вложения в команду). Однако пока что лишние (нерешенные) проблемы отпугивают покупателей.

"Это наши сукины дети"

Если недостаточно проблем с налогами и висящими долгами, то для инвесторов существует еще одна страшилка, связанная с Бейтаром. Это отрицательный имидж, который клуб приобрел из-за части своих фанатов. Правда, в последний год, благодаря мониторингу трибун и более действенной системы наказаний, ситуация в этой области начала улучшаться. И все же любому интересующемуся командой очень не нравится статистика штрафов за последний сезон, а также количество матчей без зрителей, которыми Бейтар был наказан за поведение своих болельщиков.

Ну да, смешно требовать от владельцев абонементов на "Восточной трибуне", чтобы они вели себя как в зале консерватории. Трудно себе представить также, что на выездные матчи в Сахнине или на Блюмфильде болельщики Бейтара приедут во фраках с театральными биноклями.

Мало болельщиков? Получите еще и Гуму Агияра, чьи воинственные заявления о том, что он – единственный законный владелец Бейтара после Гайдмака вносят смущение в души возможных покупателей, заставляя их лишний раз насторожиться по поводу кота в мешке, которого им подсовывают. Говорят, что именно по этой причине американский бизнесмен Дэвид Месер, о переговорах с которым сообщалось в СМИ в мае, решил ретироваться всего через три дня после начала переговоров.

Так сколько же нужно для полного счастья?

Однако долги, иски и проблемные болельщики – это лишь цветочки. Нет, все это вещи достаточно серьезные, но не главные. Главное – это то, что ежегодно новому хозяину Бейтара придется вкладывать в команду минимум 10 миллионов шекелей.

Миллионер Джеки Бен-Закен, хозяин СК Ашдод, даже помыслить себе не может тратить такую сумму ежегодно. Хези Маген, хозяин Бней-Йегуды едва ли вынимает из своего кармана на команду такие деньги даже за пять лет. Израильский футбол не приносит прибыли, и если ты владеешь серьезным клубом в нашей стране, то он для тебя только источник головной боли и черная дыра, в которую летят твои деньги.

"Тот, кто покупает Бейтар, должен быть готов к огромным тратам", - сказал Моше Дадаш в одном из интервью на прошлой неделе. "Иначе, какой смысл купить команду, экономить на ней и каждую неделю на Тедди получать от болельщиков очередную порцию проклятий за то, что ты недостаточно тратишь денег".

Многие в шоке от того, что Бейтар даже сегодня "пожирает" бюджет в 30 миллионов шекелей только для того, чтобы остаться на плаву и не пойти с молотка. Однако удивляться тут нечему.

Два футболиста – Авирам Брухиан и Амит Бен-Шошан получают зарплату, равную шестой части бюджета. Вместе они стоят Бейтару 5 миллионов шекелей. И все благодаря долгосрочным "жирным" контрактам, заключенным еще в благословенные "тучные" годы эпохи Гайдамака.

Добавим к ним игроков, имеющих контракты на общую сумму в 4.5 миллиона шекелей – Ариэля Харуша, Стивена Коэна, Хена Азриэля, Коби Мойаля, Ави Рикена, Шмулика Кожокина, Дана Айнбиндера и Матана Бараши.

Без единого приобретения, без единого нового контракта на следующий сезон, Бейтар уже фактически потратил 10 миллионов. Когда Ицик Коренфайн предложил Идану Талю, Томеру Бен-Йосефу и Кристиано Гонсалесу контракты по $500,000 брутто, он сделал это потому, что у него было всего 3.5 миллиона на новые приобретения. Даже по самым скромным подсчетам, зарплата игроков составляет в бюджете Бейтара 13 миллионов шекелей.

Бейтар мечтает продать Бен-Шошана, чтобы снять с себя бремя его огромной зарплаты и при этом добавить в кассу клуба некоторую сумму. Но поди найди дурака, согласного купить израильского нападающего и платить ему его нынешнюю зарплату. А сам Бен-Шошан совсем не фрайер, чтобы из альтруистских соображений отказываться от жирного дохода.

Помимо зарплат, клубу требуется минимум 15 миллионов шекелей, чтобы нормально функционировать. Сумма не такая огромная, если учесть, что проведение одной игры на Тедди обходится примерно в 4 миллиона. Сюда входит выплаты стюардам, полицейским, врачам скорой помощи, пожарникам, а также стоимость угощения на ВИП-трибуне и аренда за стадион.

Прибавьте сюда зарплату тренеров, управляющих, администраторов, врачей команды, адвокатов, медицинские страховки, комнаты в гостиницах, расходы на поездки и так далее. Ну и федерация забирает у Бейтара часть выручки с продажи билетов (примерно 950,000 шекелей в год). А еще есть молодежная секция (1.5 миллиона в год).

И еще два момента. Уже в ближайшие недели Бейтару придется перечислить Генку сумму в миллион шекелей за выкупленного когда-то у бельгийского клуба Барака Ицхаки. И еще полмиллиона шекелей за Себастьяна Абрео (помните такого?), уругвайского нападающего, пробывшего в Иерусалиме от силы пару месяцев и стоившего Бейтару целое состояние. Следующий транш должен быть последним.

Расходов у Бейтара много, а доходов практически нет. От продажи Барака Ицхаки, Идана Вереда и Тото Тамуза прошлым летом Коренфайну удалось выручить около 12 миллионов шекелей. Этим летом ему приходится молиться, чтобы Моше Охайон договорился с Ашдодом (это еще 100,000 долларов) и что Хапоель (Тель-Авив) продаст Тамуза за границу (20% от выручки полагается Бейтару). Помимо этого доходов ждать неоткуда, кроме поступлений от телевидения и ТОТО.

Он обещал вернуться?

И вся надежда только на Аркадия Гайдамака. Несколько дней назад он в очередной раз пообещал, что переведет деньги, необходимые, чтобы свести концы с концами в текущем сезоне. Тогда до следующего лета можно будет как-то дотянуть. А там, кто знает, авось найдется все-таки покупатель на неликвидный товар марки "Бейтар".

P.S.

Уже после того, как статья появилась на сайте NRG, появилось новое сообщение. В субботу вечером группа болельщиков Бейтара провела пикет у дома Аркадия Гайдамака с требованием начать немедленное финансирование. В ходе пикета хулиганы сломали ворота дома и проникли практически до входной двери. На следующий день Гайдамак сделал заявление, что рассматривает вариант полного самоустранения от Бейтара и запуска процесса банкротства клуба.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
ПОСЛЕДНИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ЧЕМПИОНАТА ИЗРАИЛЯ
ТАБЛИЦЫ ЧЕМПИОНАТА
ПОСЛЕДНИЕ ОБЗОРЫ